сокровища и карты молдовы

Архивы
Апрель 2009 (1)
Март 2009 (1)
Февраль 2009 (1)
Декабрь 2008 (1)
Ноябрь 2008 (1)
Октябрь 2008 (7)
Сентябрь 2008 (3)
Август 2008 (25)
Июль 2008 (8)

Подписка на новости
» Исторические области Молдовы

«    Апрель 2009    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Ваша самая ценная находка
Монета СССР
Монета(до 20 века)
Серебрянная монета
Пистолет
Автомат
Холодное оружие
Каменное оружие
Алюмка
Банка шпротов
Лопата
Ведро
Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
AlexaGooglebot

Гостей: 0
Всех: 2

20ка посетивших:
Пользователей: 20
admin, alexjob7373, bondaron70, bratoleg, cloud, Domenik, habibuli, igolka2008, mishar, Ra, sergei32, stalkerfiesta, vikor, Zhendozz, ИгорьОк, искатель, колдун, Левобережный я, Сан Саныч, Тропинкин






логин:
пароль:
 

Городище Рудь карта рудь молдова молдова рудь клад молдова золотые монеты клад золото каларашсесены gps карта gps moldova garmin moldova скачать igo доспехи оружие кремний,мезолит,памятники молдовы курганы курганы молдова старый оргеев реут кладмолдовакурганы туризм карта молдовы скачать карту молдовыджурджулешть почистить серебро почистить серебрянную монету iGO карты Литва,Естония,Албания,Молдова,Белоруссия,Македония оборонительный вал гето даки молдова,румыния,dacia 1868 оборонительный вал ,геты обезвредить мину вал оборонительный валкосауцыкосэуцьгеты оборонительный ров скифы,курганы,тирасполь,молдова геты матеуць большая сахарна кельтысерпы оборонительный ров,геты законметалоискатели и законлегализация поиска хородиште курганы,обряд,сармат Тецканские курганыскифы Днестровско-Прутского региона городиште,поселение костешты заповедники памятники orhei vechi Джедид ЯнгиШехр монеты История Молдовыстарый оргеев скифыскифия

Старый Орхей: монеты Янги-Шехра и Шехр ал-Джедида.Часть II
Рейтинг:
 (голосов: 1)
Внимание! Вы находитесь на сайте как гость! Зарегистрируйтесь или авторизируйтесь...
Категория: Главная » История Молдовы
Опубликована: 11 октября 2008
Автор статьи: admin.
Просмотров: 1853
Комментариев: 26

С.Н. Травкин

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ НУМИЗМАТИКИ И ИСТОРИИ СТАРОГО ОРХЕЯ (ЗОЛОТООРДЫНСКИЙ ПЕРИОД)

Часть II

 

Неясным остается вопрос о том, кто выпускал данные подражания. Наиболее простым ответом может служить гипотеза о работе фальшивомонетчиков. Однако нельзя исключить и другую возможность: чеканка имитаций могла происходить по инициативе местных (например городских) властей, которые пытались смягчить нехватку мелкой монеты. В этом случае представляется весьма вероятным чеканка данных монет именно в Старом Орхее. так как он занимал видное положение среди золотоордынских городов Бессарабии во второй половине XIV в.

В 60-е гг. XIV в. господствующее место на рынке Старого Орхея заняли монеты Янги-Шехра и Шехр ал-Джедида. Они полностью преобладают над другими джучидскими монетами этого времени в коллекции из Старого Орхея, а среди медных номиналов их количественное преимущество является абсолютным (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 81-82). В следствии этого подобные монеты рассматриваются зна чительной частью современных исследователей, как продукция монетного двора Старого Орхея. Обращает на себя внимание объединение в одну группу монет, имевших два разных названия места чеканки. Основанием для этого послужило то, что в обоих случаях название города переводится (с тюркского и арабского) как «Новый город» и его принято рассматривать, как имя одного города (Янина 1977: 193-212). При этом первый вариант известен только на дирхемах, а второй как на дирхемах, так и на пулах.

Легенда данных монет всегда сделаны арабским шрифтом. На подавляющем большинстве монет (и на всех дирхемах) отсутствуют какие-либо изображения живых существ или предметов, но встречается орнамент. Качество надписей на дирхемах постепенно ухудшается, а на пулах было низким почти на всех экземплярах. На одной стороне дирхемов в 765-766 гг.Х. (1363/1364-1364/1365 гг.Н.Э.) указаны титул и имя хана, на другой место и дата чеканки. В 767-769 и 770 гг.Х. имя хана исчезло, хотя все его титулы сохранились: на месте имени хана появилась дата чеканки, перенесенная с реверса на аверс (Янина 1977: 195-199). Переходним типом были дирхемы с именем хана и датой на одной стороне. На поздних дирхемах появились новые титулы: в 768 г.Х. «шейх», а в 769-770 гг.Х. «эмир» (Николае 1999: 142-144). При этом название города Янги-Шехр использовалось только на дирхемах 765-766 гг.Х., а Шехр ал-Джедид в 766-770 гг.Х., т.е. частично пересекаясь и сменяя друг друга. На пулах с одной стороны помещена надпись со спорным прочтением, а с другой обозначено место чеканки (всегда Шехр ал-Джедид) без обозначения даты чеканки.

Наиболее полный обзор этих монет сделан С.А.Яниной, которая доказывала, что город Шехр ал-Джедид следует отождествлять с городищем Старый Орхей в Бессарабии (Янина 1977). Эту точку зрения поддерживает целый ряд других исследователей (прежде всего молмолдавских) (Абызова, Бырня, Нудельман 1981; Бырня 1984: 33; Нудельман 1985; Руссев 1990: 121). Она сохраняет господствующее положение в историографии до сих пор. В частности в своей монографии о городах XIII - XIV вв. в Низовьях Дуная и Днестра Н.Д.Руссев отмечает: «данная трактовка сегодня может быть признана единственно удовлетворительной, вопреки другим, едва ли более убедительно обоснованным версиям...». (Руссев 1999: 37).

Гипотеза, выдвинутая С.А.Яниной представляется нам достаточно обоснованной. Однако необходимо отметить, что она не является единственной и неоспоримой. Первый по времени исследователь этих монет - Х.Д.Френ разместил Шехр ал-Джедид в Янгкенте в двух днях пути от Аральского моря (Френ 1832: 43). После выхода работы С.А.Яниной собственную точку зрения выдвинул В.Л.Егоров. Он связал название Шехр ал-Джедид с Кучугурским городищем на Днепре. Основанием для этого ему послужили данные археологии и изучение исторической ситуации во второй половине XIV в. на юге Восточной Европы (Егоров 1985: 84 - 85).

В последние годы спор о географии Шехр ал-Джедида получил свое дальнейшее развитие в работах А.П.Григорьева и В.А.Сидоренко. А.П.Григорьев разместил Янги - Шехр на месте средневековой итальянской гавани Провато в Крыму. При этом он опирался на письменные источники и данные о монетах Янги - Шехра, якобы отчеканенных в 765 г.Х. от имени хана Кильдибека (Григорьев 1994: 30-34). Однако используемые А.П.Григорьевым нумизматические материалы вызывают определенное сомнение в своей достоверности (Сидоренко 1999: 149). Подтвердить или окончательно опровергнуть мнение А.П. Григорьева вероятно сможет только публикация достаточно обширной нумизматической коллекции с территории Провато.

В.А.Сидоренко, основываясь на особенностях политической борьбы в Золотой Орде за власть во время «Великой замятни», попытался доказать, что: «в период раздела власти с Муридом, Абдаллах продолжает чеканку в Сарае ал-Джедид, переименованном в тюркское Шехр (город, страна) с прежним арабским эпитетом ал-Джедид («новый»), или равнозначным тюркским - Янги» (Сидоренко 1999: 151). Данное предположение достаточно оригинально, однако подобное переименование должно было отразиться в массе письменных источниках. Кроме того известные нам монет Шехр ал-Джедида и Янги-Шехра явно концентрируются значительно западнее Волги (и следовательно Сарая).

По мнению автора из всех перечисленных гипотез точка зрения С.А.Яниной представляется наиболее аргументированной, так как она опирается на значительную концентрацию монет Шехр ал-Джедида и Янги - Шехра на территории Бессарабии и прежде всего Старого Орхея. Однако необходимо отметить, что в последнее время появилась информация возможно частично подтверждающая мнение В.Л.Егорова. Прежде всего это относится к обнаружению дирхема Шехр ал-Джедида в погребении из могильника Мамай - Сурка на территории Запорожской области (Украина). Особое значение здесь имеет то, что тип монеты, найденной у Днепра, не известен С.А.Яниной. (Ельников, Локарев: 64, 68). Кроме того автору удалось познакомиться с частной коллекцией монет, найденных на территории Запорожской области (в значительной части на Кучугурском городище). В состав этой коллекции входил целый ряд медных джучидских монет второй половины XIV в., в том числе и типичных пулов Шехр ал-Джедида (визуальное определение автора). Интересно при этом отметить, что владелец коллекции относил к чеканке Шехр ал-Джедида несколько весьма спорных типов медных монет, которые не известны нам на территории Бессарабии. К сожалению в силу технических причин автор не смог визуально изучить фонды Запорожского областного музея, включающих в себя весьма обширную нумизматическую коллекцию.

Материалы с территории Украины заставляют обратить внимание на один весьма важный и почти забытый в последнее время момент. В фундаментальной статье С.А.Яниной описан один тип медных монет Шехр ал-Джедида из фондов Государственного Эрмитажа, который не известен в Старом Орхее и на территории Бессарабии в целом. На одной стороне этих монет типичная для пулов Шехр ал-Джедида надпись с обозначением места чеканки, а на другой изображение зверя (Янина 1977: 207).

В связи с упомянутыми нумизматическими материаламими необходимо отметить одно весьма важное методологическое предложение, выдвинутое И.В.Евстратовым для локализации мест чеканки монет Золотой Орды. И.В.Евстратов выдвинул следующую гипотезу: «Золотоордынский город, известный как место чеканки монет, следует локализовать на том конкретном городище, на котором встречаемость различных типов медных монет, чеканенных в этом городе, равно как и частота встречаемости большинства из них выше, чем на других городищах». (Евстратов 1997: 95). Основанием для этого мнения послужила весьма распространенная в Золотой Орде практика целенаправленного распространения значительных масс монет (в том числе медных) из центров чеканки на окраины. Подобный механизм обычно подразумевается для распространения монет столичной чеканки (Сарая), однако его нельзя полностью исключить и для региональных политических центров, особенно в период «Великой Замятни» и фактического распада Золотой Орды на отдельные части.
С.А.Янина локализовала Шехр ал-Джедид на месте Старого Орхея, опираясь на концентрацию на нем находок монет данного города (прежде всего медных). (Янина 1977). Однако если учесть поправку, предложенную И.В.Евстратовым, и типы монет (в том числе медных) отсутствующие в Старом Орхее, тогда гипотеза С.А.Яниной не будет выглядеть столь неоспоримой и удовлетворительной.

Разногласия по поводу локализации Шехр ал-Джедида и Янги - Шехра на территории Молдавии или Украины могут быть усложнены еще одним дополнительным обстоятельством. До сих пор в процессе спора был почти упущен один важный момент: монеты Шехр ал-Джедида известны в Бессарабии не только в Старом Орхее. Они представлены еще в Костештах и Белгород - Днестровске (Аккермане). С.А.Янина делала свои выводы, основываясь на материалах Старого Орхея, но данный памятник подвергся наиболее полному изучению. Нумизматические коллекции Костешт и Белгорода уступают материалам Старого Орхея уже в силу масштабов археологических работ. В связи с этим возникает вопрос: на каком из золотоордынских городищ Бессарабии находился город Шехр ал-Джедид? Этот вопрос тесно связан с двумя другими вопросами: когда и при каких исторических обстоятельствах началась чеканка монет Шехр ал-Джедида и распространение их на территории Старого Орхея и Бессарабии в целом?

Хронология чеканки в Шехр ал-Джедиде (Янги - Шехре) может быть установлена по датам на дирхемах из этого города. Первоначально дирхемы этого города датировались 765 - 769 г.Х. (=1364/1365 - 1367/1368 гг. Р.Хр.) (Янина: 1977). В настоящее время известны дирхемы 770 г.Х. (Материалы Музея с. Сесены; Николае 1999: 143). Пулы Шехр ал-Джедида не имеют дат. Время их выпуска с монетного двора можно определить только на основании косвенных источников: вероятно они выпускались одновременно с дирхемами во второй половине 60-х гг. XIV в.

Рассматривая данную группу монет очень важно отметить одну особенность пулов Шехр ал-Джедида: они должны были заменить, а не дополнить более ранние медные монеты Золотой Орды. Об этой характерной черте свидетельствует факт перечеканки части пулов с изображением цветка в монеты Шехр ал-Джедида. В рассмотренной нами коллекции Музея Института археологии и этнографии АН РМ среди 130 медных монет Шехр ал-Джедида не менее 11 экземпляров относится к числу перечеканенных. Их число может возрасти если к ним добавить сомнительные или спорные монеты. В любом случае мы имеем дело не со случайным явлением, а с целенаправленной акцией, вероятно санкционированной какой-то властью (центральной, местной или просто городской).

Начало чеканки монет Шехр ал-Джедида (Янги-Шехра) принято связывать с временным перемещением Орды Абдуллаха (Мамая) за Днестр (Янина 1977: 208-209) или с татарским князем Деметрием (Дмитрием), известным по венгерской грамоте 1368 г. и сообщению летописей о разгроме трех татарских предводителей у Синих вод литовцами в 1362 г. (Параска 1981: 102-103; Николае Е. 1999: 143).

По нашему мнению обе версии событий не противоречат друг другу. Однако обращает внимание на себя то, что их авторы стремятся привязать чеканку монет в Бессарабии к одному правителю или событию, соответственно размещая ее только в одном городе. Это противоречит значительному разнообразию нумизматических материалов и сообщениям письменных источников о разгроме Ольгердом в 1362 или 1363 г. в битве при Синих Водах именно ТРЕХ татарских князей (Кутлуби, Хаджибея и Дмитрия), из которых по крайней мере один был позднее возможно правил возле устья Дуная (Параска 1981: 102-103). Подобное стремление к моноцентризму не соответствует и наличию на востоке Бессарабии (в районе концентрации рассматриваемых монет) не менее трех достоверных золотоордынских городов: городища Старый Орхей, Костешты и Белгород (Бырня 1984: 32-33). Другие золотоордынские города находятся либо к западу от области, где были сконцентрированы монеты Шехр ал-Джедида (на Дунае: Килия, Вичина и т.д.), или на восток от Днестра на землях современной Украины. При этом число монетных типов явно приближается к количеству золотоордынских городов на востоке Бессарабии: 2 типа дирхемов (Янги-Шехра и Шехр ал-Джедида); и 3 типа пулов (Шехр ал-Джедида и типа «Костешты Гырля I и II»).
Значительное разнообразие нумизматических материалов с территории Бессарабии в целом и из Старого Орхея в частности явно соответствует данным археологии и летописей. Можно предположить, что чеканка началась в разных городах частично дополняя и сменяя друг друга в связи с изменениями политической обстановки на западе Золотой Орды. Нельзя исключить и того, что время и место чеканки монет Шехр ал-Джедида и Янги-Шехра могли и не совпадать. Подобное предположение подтверждается своеобразным пересечением, но не совпадением дат на дирхемах. Представляется вполне возможной чеканка монет в двух рядом расположенных городах, имевших похожие названия и единый ареал монетного обращения. При этом максимальная концентрация монет Шехр ал-Джедида на территории Бессарабии была достигнута в Старом Орхее. В уже упоминавшейся нами коллекции Музея Института археологии и этнографии АН РМ из 991 пула Золотой Орда 130 относилось к чеканке Шехр ал-Джедида. В Белгороде из 89 медных джучидских монет Шехр ал-Джедиду принадлежал 21 экземпляр (включая подражания) (Булатович 1986: 117). В Костештах из 118 известных нам джучидских монет только 1 достоверно относится к чеканке Шехр ал-Джедида.

На основании всего этого можно сделать вывод о том, что Старый Орхей на территории Бессарабии и в настоящее время является наиболее вероятным кандидатом на место Шехр ал-Джедида. Однако остается открытым вопрос о золотоордынских городищах на территории современной Украины, нумизматические материалы с которых могут принести весьма неожиданные сюрпризы. Вероятно окончательно спор о локализации Шехр ал-Джедида и Янги - Шехра может быть решен только после публикации достаточно обширной коллекции монет с Кучугурского городища и других золотоордынских поселений на территории современной Украины или обнаружения надписей с именем Шехр ал-Джедида или Янги - Шехра.

К собственно монетам Шехр ал-Джедида примыкают подражания им. Интересно отметить, что известны подражания как серебряным, так и медным номиналам. Первой их рассмотрела С.А.Янина на основании коллекций Государственного Исторического музея в Москве и материалов из Старого Орхея (Янина 1977: 199, 206). Количество их по нашему мнению в общей массе монет было относительно маленьким. Выделение данной группы монет среди медных номиналов затруднено плохим качеством оригинальной чеканки, однако сам факт их наличия не вызывает сомнений. В рассмотренной нами коллекции было не менее 3 подобных подражаний (Материалы Музея Института археологии и этнографии АН РМ: N 397, 719, 1028). Остается не совсем ясным место и время чеканки этих подражаний. Можно предположить, что они были выпущены непосредственно сразу же за чеканкой оригинальных монет и в районе их наиболее активного обращения.

Важной особенностью монет Шехр ал-Джедида и Янги-Шехра была нарастающая тенденция к исчезновению знаков общегосударственного единства. Эта тенденция сохранилась и в следующей группе «местных» джучидских монет из Старого Орхея: медных монетах типа «Костешты Гырля I и II». Они являются крайне малочисленными в Старом Орхее: например в уже упоминавшейся коллекции выявлено только 9 экземпляров данных монет.

Внешний вид и технология изготовления резко отличают монеты типа «Костешты Гырля I и II» от всех других джучидских монет из Старого Орхея. Они несут на себе с двух сторон нечитаемые арабские надписи и делятся на 2 типа по наличию или отсутствию тамгообразного знака нетипичной для Золотой Орды формы. Особо необходимо отметить, что на этих монетах отсутствуют какие-либо знаки зависимости от ханов Золотой Орды. Изготовлены монеты «Костешты Гырля I и II» на неровных кружках, вырезанных из тонкого медного листа, а качество чеканки крайне небрежно. Похожие тонкие монетные кружки известны среди джучидских пулов Азака и Старого Крыма, но изображения на них полностью отличаются от монет «Костешты Гырля I и II» (Фомичев 2000: 71-72).

Впервые данная группа монет была рассмотрена в 1969 г. Л.Л.Полевым в статье о поселении Костешты (Полевой 1969: 146 - 148). Данному автору принадлежит и деление этих монет на два типа. Однако в более поздних публикациях информация об этих монетах весьма противоречива. В статье С.А. Яниной, данная группа нумизматических материалов специально не упоминается (Янина 1977: 193 - 213). В более поздних работах самого Л.Л. Полевого эти монеты преимущественно проходят под обтекаемым названием «местный чекан XIV в.» (Полевой 1979: таблица 13) или вообще не упоминаются среди монет «местного чекана» (Полевой 1988: 14).

А.А. Нудельман в статье о нумизматических материалах из археологических раскопок 1972-1973 гг., сообщает о находке 5 монет типа «Костешты Гырля I и II» в Старом Орхее (Нудельман 1974: 197). Однако в итоговой монографии по Старому Орхею в списке находок эти монеты вообще не упоминаются (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 82 - 83). Можно предположить, что они отнесены к пулам Шехр ал-Джедида (всего 252 экземпляра). В обобщающей монографии о монетном обращении между Днестром и Прутом А.А. Нудельман со ссылкой на консультации С.А. Яниной прямо отждествляет типы «Костешты I» и «Костешты II» с подражаниями монетам «Нового города» (Нудельман, 1985, 98).

Однако необходимо отметить, что С.А. Янина в свое время опубликовала не менее 4 типов подражаний пулам Шехр ал-Джедида, однако все они весьма заметно отличаются от монет типа «Костешты Гырля I и II» (сравни Янина 1977: 206; фототаблица 15 - 16; Полевой 1969): не говоря о различиях в надписях, на монетах Шехр ал- Джедида нет тамгообразных знаков, а монетные кружки изготовлялись из расплющенной проволоки. Представляется весьма сомнительной чеканка подражаний принципиально отличавшихся от оригиналов почти по всем основным характеристикам (характер надписей, особые знаки, технология изготовления). Таким образом говорить о монетах типа «Костешты Гырля I и II» как о подражаниях пулам Шехр ал-Джедида кажется неправомерным.

У других исследователей также можно встретить разнообразие мнений по этому вопросу.

Например С.А. Булатович среди прочих нумизматических материалов из Белгорода на Днестре называет и «местный чекан типов Костешты Гирля I II середины XIV в.» При этом на одной странице перечисляются «местный чекан по типу Шехр аль - Джедида», «по типу Костешты Гирля I и II» и «подражания местному чекану Шехр аль - Джедида», как равноправные группы монет (Булатович 1986: 117). Однако в дальнейшем С.А.Булатович, рассматривая монетное обращение Белгорода, не выделяет данные монеты в особую категорию находок. Из местных чеканок упоминается только «чекан Нового города и подражания ему» (Булатович 1986: 117-119). В результате этого не понятно, что подразумевается под монетами «Костешты Гырля I и II»: особый тип монет или еще один вид подражаний пулам Шехр ал-Джедида.

Складывается впечатление, что монеты «Костешты Гырля I и II» исчезла под вуалью пулов Шехр ал-Джедида и подражаний им. Объяснение этому следует искать в особенностях историографической ситуации: подавляющее большинство найденных материалов и опубликованных работ связано с исследованиями в Старом Орхее. Например С.А.Янина из нумизматических материалов Бессарабии учитывает только монеты из Старого Орхея, которые дополнены коллекциями из других республик СССР (ГИМ, ГЭ, ГИМ ТАССР) (Янина, 1977). Сходная ситуация существует и с обобщающими работами А.А. Нудельмана, который основывался прежде всего на находках с этого памятника (около 78% всех единичных находок) (Нудельман, 1985). Огромная коллекция Старого Орхея оказывает на исследователей подавляющее воздействие.

Но в материалах Старого Орхея монеты «Костешты Гырля I и II» очень редки и почти полностью исчезают среди многочисленных чеканок Шехр ал-Джедида и подражаний им. Ситуация на других золотоордынских памятниках Бессарабии существенно отличается от Старого Орхея. Например в Костештах монеты типа «Костешты Гырля I II» являются одной из наиболее многочисленных групп нумизматических материалов (Полевой 1969: 146-161). Место их чеканки остается точно не известным, но можно предположить, что оно находилось на одном из городищ, где концентрируются их находки.

Сложным остается вопрос о времени чеканки и обращения данной группы монет. Л.Л. Полевой отмечал, что они найдены совместно с медными монетами 30 - 60 гг. XIV в. и обращались одновременно с ними (Полевой 1969: 147-148). В 1970 г. эти монеты были обнаружены в одном комплексе с дирхемами Узбека и пулами Джанибека (Нудельман 1975: 96; Булатович 1986: 117). Отсутствие находок этих монет с более ранними материалами позволяет считать, что они появились не ранее второй половины XIV в. Но грубый и явно безграмотный вид этих монет позволяет предположить, что они были выпущены после прекращения чеканки других джучидских монет в Бессарабии в период упадка золотоордынской культуры, то есть в последней трети XIV в. (возможно после 1370 г.). Еще одним свидетельством этого может быть своеобразная техника чеканки из медных листов.

Спорным остается время прекращения чеканки монет «Костешты Гырля I и II». В начале XV в. территория Бессарабии вошла в состав Молдавского княжества. Вероятно эту дату можно и считать абсолютной верхней хронологической границей. Конкретная дата исчезновения монет «Костешты Гырля I и II» вероятно располагалась между 1370 и 1400 гг. При этом интересно отметить, что между монетами типа «Костешты Гырля I и II» и чеканками Молдавского княжества имеется определенное сходство: и те, и другие выпускались на монетных кружках, вырезанных из листа металла. Складывается впечатление, что данная группа монет была деньгами эпохи упадка Золотой Орды в Бессарабии, а возможно и перехода к новому этапу в истории Старого Орхея и Бессарабии в целом.

Заканчивая рассмотрение золотоордынского периода в истории Старого Орхея нельзя хотя бы кратко не коснуться еще двух вопросов: об иноземных монетах XIV в. на его территории и о завершении монетного обращения под властью Золотой Орды. В нумизматической коллекции Старого Орхея насчитывается не менее 8 монет XIV в., которые не принадлежали к чеканкам Золотой Орды: 1 Индии, 5 Чехии и 2 Галицкой Руси под властью Польской короны (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 86-87). Вопрос о возможности их обращения на территории золотоордынского поселения в настоящее время может решаться только на основе монетных кладов с соседних территориях.

Наиболее простым этот вопрос представляется для монет Индии. Они являются достаточно типичным элементом денежного обращения Золотой Орды в XIV в. Ближайшие аналогии золотой монете Дели 752 г.Х., найденной в Старом Орхее, имеются в 2-х кладах: Брэешты (Румыния) и Симферополь (Крым). Первый из них датирован рубежом XIV и XV вв., а второй 60-ми гг. XIV в. (Нудельман 1975: 99; Крамаровский 1992: 37). Появление золотых монет из далекой Индии на территории Золотой Орды было связано с торговлей и разницами обменного курса золота на серебро в разных странах Евразии (Мухамадиев 1983:74-76). Рассматривая золотые номиналы нельзя исключить возможность их позднего появления, однако в данном случае представляется весьма вероятным, что индийская монета попала в Старый Орхей еще под властью Золотой Орды.

Находки 7 европейских монет можно разделить на три хронологические группы. В первую входят два медных денария Казимира III (1333/1349-1370) для Галицкой Руси, во вторую 1 пражский грош Иоанна I (1310-1346), в третью 4 пражских гроша Вацлава IV (1378-1419). Галицкие денарии Казимира III были отчеканены на территории Восточной Европы в городе широко известном своими связями с Северным Причерноморьем. При этом период обращения медных монет не мог быть слишком продолжительным. Основываясь на этом можно предположить, что они поступили в Старый Орхей вскоре после своей чеканки, то есть еще при власти Золотой Орды. Сходная ситуация и с монетами второй группы: пражские гроши на юго-западе Руси признавались платежным средством уже во второй половине XIV - начале XV вв. (Соболева 1998: 178). Кроме того на левом берегу Дуная было найдено золотоордынское погребение, содержавшее пражский грош Иоанна I (Добролюбский, Субботин, Сегеда 1987: 88-89). Следовательно у нас есть все основания предполагать, что подобные монеты могли поступать в золотоордынский город на месте Старого Орхея уже в XIV в. Сложнее всего оценить положение грошей Вацлава IV, так как они чеканились относительно поздно: частично даже после смерти Вацлава IV (Соболева 1998: 179). Вероятно пражские гроши Вацлава IV нельзя отнести к денежному рынку Старого Орхея. В целом необходимо признать очень слабое поступление иноземных монет на территорию Старого Орхея в золотоордынский период.

Массовый приток «стандартных» золотоордынских монет вероятно прекратился в 1370 г., когда закончилась чеканка монет Шехр ал-Джедида. Поступление иноземных монет, как мы видели, в Старый Орхей было крайне незначительным. На этом основании принято завершать историю золотоордынского города на месте Старого Орхея концом 60-х гг. XIV в. или 1370 г. (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 87-88, 90; Руссев 1999: 149, 160-161). Однако необходимо отметить, что прекращение новых монетных поступлений еще не значит исчезновения всего денежного обращения. Старые монеты могли ходить еще какое-то время после завершения официального монетного чекана или подвоза новых монет. Косвенно об этом могут свидетельствовать подражания пулам Шехр ал-Джедида и монеты «Костешты Гырля I и II». Обе эти категории нумизматических материалов носили явные следы кризиса денежного рынка и нехватки разменной монеты. Представляется маловероятной их чеканка в период активного поступления в Старый Орхей монет Шехр ал-Джедида: подделывать медные монеты или подражать им имело смысл только при их явной нехватке. Можно предположить, что данные две группы монет завершили свое обращение между 1370 и 1400 гг., завершая короткую, но яркую историю золотоордынского города на месте Старого Орхея.

На основании всего ранее сказанного можно сделать вывод о достаточно сложной и противоречивой истории монетного обращения на территории Старого Орхея в золотоордынский период. При этом особенно хотелось бы подчеркнуть, что монетное обращение и жизнь на этом поселении вероятно охватывали несколько более обширный период, чем расцвет самого города.

Ключевые слова:
монет, алДжедида, Старого, Орхея, монеты, чеканки, Бессарабии, территории, «Костешты, Золотой, Гырля, медных, только, Нудельман, Янина, Однако, города, коллекции, время, этого
Распечатать новость
Назад на главную
Отправить статью на:
Интересные новости:
  • Старый Оргеев, о периоде Токты, Узбека и Джанибека.
  • Калараш - клад из 272 монет.
  • Монеты феодальной Молдовы
  • Редкая серия молдавских городских монет XIV - XV в.
  • Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить код

    У нас Нофоллоу, биржи bbeter не катят!



    {catcloud}
    XML - RSS | Sitemap | О проекте
    © 2008 |
    хостинг: HOSTER |