сокровища и карты молдовы
+добавить новость

Архивы
Декабрь 2008 (1)
Ноябрь 2008 (1)
Октябрь 2008 (7)
Сентябрь 2008 (3)
Август 2008 (25)
Июль 2008 (8)

Подписка на новости
» Монеты феодальной Молдовы

«    Октябрь 2008    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Ваша самая ценная находка
Монета СССР
Монета(до 20 века)
Серебрянная монета
Пистолет
Автомат
Холодное оружие
Каменное оружие
Алюмка
Банка шпротов
Лопата
Ведро
Сейчас на сайте:
Пользователей: 0
Отсутствуют.

Роботов: 2
YahooAlexa

Гостей: 0
Всех: 2

20ка посетивших:
Пользователей: 20
admin, alex, Alexiy2, andrei, argo999, chuchyos, cloud, ditrih41, drakoncheg, genixx, igolka2008, Koroleov, rommanns, TheBooxom, vvv, wwebwarez8, колдун, копающий, Левобережный я, Титан






логин:
пароль:
 

Городище Рудь карта рудь молдова молдова рудь клад молдова золотые монеты клад золото каларашсесены gps карта gps moldova garmin moldova скачать igo доспехи оружие кремний,мезолит,памятники молдовы курганы курганы молдова старый оргеев реут кладмолдовакурганы туризм карта молдовы скачать карту молдовыджурджулешть почистить серебро почистить серебрянную монету iGO карты Литва,Естония,Албания,Молдова,Белоруссия,Македония оборонительный вал гето даки молдова,румыния,dacia 1868 оборонительный вал ,геты обезвредить мину вал оборонительный валкосауцыкосэуцьгеты оборонительный ров скифы,курганы,тирасполь,молдова геты матеуць большая сахарна кельтысерпы оборонительный ров,геты законметалоискатели и законлегализация поиска хородиште курганы,обряд,сармат Тецканские курганыскифы Днестровско-Прутского региона городиште,поселение костешты заповедники памятники orhei vechi Джедид ЯнгиШехр монеты История Молдовыстарый оргеев скифыскифия

Старый Оргеев, о периоде Токты, Узбека и Джанибека.
Рейтинг:
 (голосов: 2)
Внимание! Вы находитесь на сайте как гость! Зарегистрируйтесь или авторизируйтесь...
Категория: Главная » История Молдовы
Опубликована: 11 октября 2008
Автор статьи: admin.
Просмотров: 539
Комментариев: 12

С.Н. Травкин

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ НУМИЗМАТИКИ И ИСТОРИИ СТАРОГО ОРХЕЯ (ЗОЛОТООРДЫНСКИЙ ПЕРИОД)

Часть I

 

Монеты являются одним из наиболее информативных и разнообразных источников по истории стран Средневековой Европы. Они способны нести информацию по развитию экономики, культуры и политики. Монеты, выявленные на территории любого города, являются своеобразным посланием к городу и миру. Они отражают все те многочисленные взаимосвязи, которые обуславливали формирование денежного рынка и торговых маршрутов.

Особое место среди археологических и нумизматических материалов на юге Восточной Европы занимает коллекция средневекового памятника Старый Орхей в Молдавии. Это место обусловлено количеством имеющихся материалов и их полнотой. Не претендуя на всеобщий охват обширной коллекции с этого городища и еще более обширной информации, которую она несет, хотелось бы рассмотреть несколько важных на наш взгляд вопросов из истории этого поселения. В свое время благодаря любезному согласию автора раскопок П.П.Бырни мне удалось ознакомиться с частью монет из Старого Орхея, хранящихся в Музее Института археологии и этнографии АН РМ (пользуясь случаем считаю своим долгом выразить благодарность за это П.П.Бырне и сотруднице музея А.И.Никулицэ, оказавшей непосредственную помощь в работе над данными нумизматическими материалами). Знакомство с указанной коллекцией заставило задуматься над некоторыми вопросами истории Старого Орхея и монетного обращения на его территории.

Историю Старого Орхея принято делить на два относительно самостоятельных периода: золотоордынский и молдавский. В свое время это послужило основой даже для своеобразного историографического памятника: тремя авторами было опубликовано фактически единое исследование под одним названием, но в виде двух монографий, которые различались только подзаголовком: («Золотоордынский период» и «Молдавский период» (Абызова, Бырня, Нудельман 1981 и 1982 гг. издания). Подобное деление вполне оправданно и мы позволим себе воспользоваться им, рассмотрев только золотоордынский период в истории Старого Орхея.

Важнейшими вопросами по истории золотоордынского периода Старого Орхея являются время и обстоятельства его возникновения, средневековое название этого поселения, хронология его упадка и исчезновения. Наиболее простым по возможности решить его может показаться вопрос о времени и обстоятельствах возникновения этого города.

В письменных источниках не нашло отражения строительство золотоордынского города, превратившегося позднее в городище с названием Старый Орхей. Но обширная нумизматическая коллекция, которая включает в себя значительное число медных номиналов, позволила исследователям сделать целый ряд довольно решительных выводов и заявлений о достаточно поздней датировке золотоордынского поселения на месте городища Старый Орхей (не ранее 40 - 50-х гг. XIV в.).

В уже упоминавшейся коллективной работе авторы делают следующее заключение о времени появления джучидских монет на этом поселение: «период их первоначального проникновения вряд ли можно отнести к последним годам правления Токты. Об этом свидетельствует не только ничтожно малое число находок монет Токты в Старом Орхее, но и амплитуда хронологического диапазона их хождения на денежных рынках Золотой Орды (монеты Токты неоднократно зарегистрированы даже в составе кладов, зарытых в XV в.). На малую вероятность синхронного проникновения монет Токты в Старый Орхей указывают исследования С.А.Яниной на Царевском городище, где прослеживается аналогичная Старому Орхею ситуация с находками монет этого хана» (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 82-83; Янина 1970: 194-222). В соответствии с этим начало «регулярного притока» монет Золотой Орды на рассматриваемый памятник датируется «лишь со второй половины 40-х гг. XIV в.» (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 83).

Похожей точки зрения придерживается и последняя по времени публикации работа о городах низовьев Днестра и Дуная. В частности ее автор Н.Д.Руссев отмечает: «монеты , выпущенные до воцарения Джанибека, считаются в Старом Орхее случайными, анахронизмом денежного обращения»; и обращает внимание на то, что подавляющее большинство монет середины XIV столетия относится к чеканке трех лет - 751, 752, 753 гг. Хиджры. (Руссев 1999: 37, 38-39). Подобное наблюдение позволяет ему сделать достаточно интересные выводы исторического характера. При этом Н.Д.Руссев особо подчеркнул, что на этапе «с середины XIV в. до конца 60-х гг.» происходил «бурный рост ордынских городов Кодр - опять- таки на новом месте» (Руссев 1999: 160-161). Дополнительным основанием для подобных утверждений в монографии Н.Д.Руссева может служить таблица погодичного распределения монет XIII - XIV вв. из Старого Орхея, в которой на долю наиболее ранних монет 679-710 гг. Хиджры приходится не более 0,341% от общего числа монет (Руссев 1999: 180).

Основные положения и выводы названных авторов выглядят достаточно убедительными. Действительно подавляющее большинство монет Золотой Орды, найденных в Старом Орхее, по времени своей чеканки относятся к 50-60-м гг. XIV в. При этом массовое распространение медных монет не может быть датировано ранее 751-753 гг. Хиджры (то есть 1350/1351 - 1352/1353 гг. от Р.Хр.). Можно согласиться и с выводом о том, что бурное городское строительство началось на памятнике именно в это время. Однако вызывает достаточно сильное сомнение то, что город был основан «на новом месте». Нам кажется крайне интересным рассмотреть возможность существования на этом памятнике «догородского» периода. В связи с этим представляется необходимым остановиться на некоторых «странностях» монетного обращения на территории Старого Орхея и Бессарабии в целом в конце XIII - первой половине XIV вв.

В коллекции Старого Орхея нам известно не более 3 монет, выпущенных в конце XIII - начале XIV вв. Из них одна является серебряным дирхемом хана Токты 710 г.Х., а две анонимными медными пулами с тамгой рода Бату в треугольной рамке. Медные экземпляры имеют плохую сохранность. Достаточно ясно на них можно разобрать только оригинальный тип оформления тамги. Датированы они А.А.Нудельманом на основании работ С.А.Яниной 1280-1310 гг. (Нудельман 1985: 106; Янина 1954: 432-434). Однако в более поздней своей статье С.А.Янина изменила свое мнение о хронологии чеканки этой группы монет: не отрицая близости этих монет к достоверным чеканкам XIII в. она отнесла время их выпуска после реформы 710 г.Х., то есть к началу XIV в. (Янина 1960: 210-211). Исследования последних лет по ранней нумизматике Золотой Орды рассматривают данную группу пулов среди монет XIII в. (Сингатуллина 1998 :61, 75). Все это позволяет по нашему мнению отнести медные монеты с тамгой Бату в треугольной рамке по времени чеканки к правлению Токты. В этом случае встает вопрос о времени появления монет этого хана в Старом Орхее.

Период обращения и момент чеканки часто не совпадают для многих типов монет. Особенно характерно это в тех случаях, когда место чеканки и территория хождения монет разделены значительным расстоянием. Максимальной величины этот разрыв достигает для золотых и серебряных номиналов. Период обращения медных монет в подавляющем большинстве случаев более привязан к моменту чеканки и менее обширен в своих границах. Подобное явление достаточно распространено в золотоордынской нумизматике, в частности и для монет конца XIII - начала XIV вв.

Монеты хана Токты действительно известны в кладах до XV в. включительно, более того они известны и в комплексах XVI-XVIII вв. (Федоров - Давыдов 1960: 168-179). Однако обращает на себя внимание состав этих монет: все они являются серебряными дирхемами. Медные монеты Токты вероятно обращались в гораздо более узких рамках (и к сожалению гораздо реже попадали в клады). Об этом свидетельствуют прежде всего материалы с золотоордынских городищ: на относительно поздно возникших Селитренном и Царевском городищах дирхемы XIII - начала XIV вв. встречаются очень редко, а медь представлена только единичными экземплярами или отсутствует (по данным некоторых авторов) вообще (в связи с этим представляется интересным сравнить информацию о нумизматических коллекциях данных памятников в работах Евстратова 1997: 111; Федоров - Давыдова 1963: 167; Яниной 1970: 196). При этом обращает на себя одна важная особенность нумизматических материалов с этих городищ: непрерывность монетного ряда.

Золотоордынские монеты XIII в. на городищах в Восточной части Золотой Орды всегда имеют своих преемников первой половины XIV в.: чеканки Узбека и Джанибека. Особенно наглядно это явление выглядит при составлении таблиц (например: Федоров - Давыдов 1963: 165). Это правило относится как к более ранним поселениям, существовавших еще в XIII в., так и к городам, возникшим уже в XIV в. (Там же). Подобная ситуация достаточно объяснима: монеты начинали попадать в землю с момента возникновения рынка. При этом часть монет могла предшествовать по времени чеканки дате появления данного рынка, так как в исходный момент в торговле должны были ходить ранние монеты, которые поступали на новое торговое место в одном потоке с более современными чеканками. В этом случае образуется относительно непрерывная хронологическая последовательность монет от современных к более древним. Действительно трудно представить ситуацию, когда из обращения ушли бы ранние монеты Узбека, но остались чеканки XIII в. Подобная непрерывность должна была особенно ярко прослеживаться для медных монет, которые по самой своей природе менее склонны к неожиданным путешествиям во времени и пространстве, чем номиналы из драгоценных металлов.

Интересно отметить, что рассмотренная нами ситуация полностью подтверждается на материалах с золотоордынских городищ Бессарабии: Костешт и Белгорода на Днестре. Например в Белгороде несомненно имеются джучидские монеты XIII в. Об этом свидетельствуют как единичные находки (не менее 3 экземпляров, из которых 2 медных), так и состав кладов: в комплексе, найденном в 1904 г., насчитывалось 3263 монеты Тулабуги (1287-1290), Токты (1290-1312) и подражаний им; а в коллективной находке начала XIX в. не менее 5 дирхемов Токты. Но следом за монетами XIII в. в коллекции из Белгорода идут дирхемы и пулы Узбека (1313-1339) и Джанибека (1339-1357). (Булатович 1986: 117-118; ОАК за 1904 г.: 121; Федоров - Давыдов 1960: 132). Совершенно иная обстановка сложилась в Костештах. Вероятно это городище возникло достаточно поздно. В связи с этим в известных нам публикациях и музейных коллекциях отсутствуют джучидские монеты XIII в., которые были бы найдены на территории этого памятника. Хронологический ряд золотоордынских монет этого поселения начинается монетами Узбека и продолжается чеканками Джанибека и ханов 60-х XIV в. (Полевой 1969: 146-161; Полевой 1979: таблица - вклейка 13; материалы Музея Института археологии и этнографии АН РМ).

Рассмотрим теперь ситуацию в Старом Орхее. В коллекции с этого памятника есть три монеты Токты, а следом за ними идут чеканки Узбека и Джанибека. На первый взгляд полученная картина полностью соответствует сделанным нами ранее выкладкам. Однако нумизматический пейзаж резко меняется, если разделить монеты по металлу. Серебряные дирхемы сохраняют относительно стройную картину преемственности Токты, Узбека и Джанибека. Однако медные номиналы Узбека отсутствуют полностью, а ранние пулы Джанибека встречаются крайне редко. (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 81). В рассмотренной нами коллекции из Старого Орхея из 991 медной джучидской монеты только 13 экземпляров достоверно относится к типу пулов с двуглавым орлом (Материалы Музея Института археологии и этнографии АН РМ).

В хронологическом ряду медных золотоордынских монет из Старого Орхея существует разрыв более чем в 30 лет. При этом распределение медных монет Джанибека создает впечатление о том, что в середине XIV в. в период массового наплыва джучидских монет в Центральную Бессарабии анахроническим (или «старым») элементом денежного потока выступали именно пулы с двуглавым орлом, а не более ранние чеканки. Иначе трудно объяснить отсутствие медных монет Узбека «промежуточного» периода. Подобная ситуация в монетном обращении может быть достаточно легко объяснена, если вспомнить исторические реалии XIV в. на Нижнем Днестре и Дунае.

В конце XIII в. темник Ногай попытался создать новый политический центр на западе Золотой Орды. Однако эта смелая попытка потерпела неудачу и Ногай был разгромлен. При этом политическая ситуация на территории к западу от Днестра для первых десятилетий XIV в. остается достаточно неясной. В средневековой и современной историографии существует несколько точек зрения о государственных границах на западе Золотой Орды в начале правления Узбека. Возможной нам кажется гипотеза и о подчинении земель между устьями Днестра и Дуная власти Второго Болгарского царства. Формы этого подчинения могли быть самыми разнообразными: от прямой аннексии до получения владений на правах вассалитета от хана Золотой Орды (Коновалова, Руссев 1988: 33-43). Подробное рассмотрение данного весьма интересного вопроса выходит за рамки нашего исследования. Однако необходимо признать, что после смерти Ногая в районе Нижнего Дуная и Днестра произошло несомненное ослабление активности Золотой Орды.

Изменениям политической ситуации в начале XIV в. полностью соответствуют нумизматические материалы, обнаруженные между Днестром и Дунаем. Концом XIII в. или рубежом XIII - XIV вв. на этих землях датируется два клада из Белгород - Днестровска (=Аккермана) и один комплекс из Измаила (Булатович 1986: 117-118; Руссев 1999: 218). Период правления Узбека представлен в тезаврациях гораздо слабее: только одним кладом из 8 дирхемов. Но и этот клад вызывает определенные сомнения в своей достоверности, так как в исходной публикации его место находки указано весьма приблизительно («Бессарабия»), а местом хранения назван Государственный Музей Татарской ССР (Федоров - Давыдов 1960: 153, 192).

В противоположность кладам материалы единичных находок не дают столь яркой картины упадка монетного обращения между Нижним Днестром и Дунаем в правление Узбека: среди них даже преобладают монеты Узбека. (См. например: Нудельман 1976: 135-150). Но возможно здесь общий пейзаж смазан поступлением поздних чеканок Узбека в одном потоке с номиналами Джанибека в середине XIV в.: материалы единичных находок в большинстве случаев не позволяют даже приблизительно определить время обращения монет.

Рассматривая единичные находки необходимо отметить, что на достоверно ранних памятниках, имеющих закрытые комплексы XIII и первой половины XIV вв., ситуация совершенно иная. Например в курганах у Тирасполя из 12 целых джучидских монет 11 относятся к чеканке Тулабуги и Токты и только 1 Узбека, а из 21 фрагмента ни один не может быть достоверно отнесен к монетам Узбека (Гошкевич 1930: 104). При этом общее количество монет Узбека, найденных между Днестром и устьем Дуная, явно уступает в численности чеканкам его предшественников. Вероятно можно согласиться с мнением Л.Л.Полевого о том, что: «к первым десятилетиям XIV столетия относятся немногочисленные единичные находки монет, свидетельствующие о слабом денежном обращении» (Полевой 1988: 11-12).

Таким образом отсутствие в Старом Орхее медных золотоордынских монет первых десятилетий XIV в. полностью соответствует общей исторической и нумизматической ситуации между Днестром и Дунаем в это время. Однако подобное распределение монет почти полностью исключает возможность поступления медных пулов Токты в одном потоке с более поздними чеканками. В результате всего этого необходимо признать, что крайне малочисленные медные монеты конца XIII и начала XIV вв. попали на территорию Старого Орхея вскоре после их чеканки или во всяком случае до начала массового обращения пулов Узбека. Но тогда мы будем вынуждены признать, что на месте золотоордынского городища Старый Орхей существовала полоса обитания уже в конце XIII - начале XIV вв. Подобная гипотеза кажется нам вполне допустимой, так как рассматриваемый памятник расположен относительно близко от Днестра и в менее чем 100 километрах от уже упоминавшихся курганов близ Тирасполя, содержавших достоверные материалы XIII в. Остается неясным соотношение материалов (и жителей) XIII в. с более поздним поселением. Однако сам факт присутствия каких-то материалов XIII в. свидетельствует о том, что золотоордынский город возник не на «пустом» месте и имел каких-то предшественников в «предгородской» период поселения.

Дальнейшая судьба Старого Орхея отразилась в нумизматических коллекциях гораздо более полно и ярко. Распределение медных джучидских монет по времени их чеканки достаточно ясно свидетельствует о том, что массовое их появление произошло в середине XIV в. Основными центрами распространения были города Поволжья, прежде всего Сарай ал-Джедид. Особенно важно при этом отметить, что интенсивный приток монет продолжался очень короткий промежуток времени: всего несколько лет. (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 81-82; Руссев 1990: 118-136). Дискуссии и споры могут происходить только о более конкретной датировке и причинах этого процесса. Частично этот вопрос нами уже упоминался ранее. Необходимо однако отметить, что постепенно в исторической литературе произошло изменение взглядов по этой теме.

В более ранней работе Л.Л.Полевой отмечает, что: «медные золотоордынские монеты староорхейской коллекции укладываются в рамки конца 40-х - середины 60-х годов XIV в.». При этом он упоминает о том, что большинство анонимных пулов с цветком имеют дату 753 г.Х. (=1351/1352 г. от Р.Хр.). (Полевой 1956: 80). С.А.Янина в своей статье о монетах Шехр ал-Джедида делает замечание о том, что «выпуск монет 752 г.Х. во много раз превосходит в количественном отношении монеты выпуска 753 г.Х.» (Янина 1977: 207).

Точка зрения А.А.Нудельмана претерпела определенные изменения по этому вопросу, в которых чувствуется влияние как Л.Л.Полевого, так и С.А.Яниной. В 1976 г. А.А.Нудельман указывал на то, что в Старом Орхее (Требуженах) среди медных анонимных монет Золотой Орды было 18 экземпляров 751 г.Х., 27 монет 752 г.Х., 197 пулов 753 г.Х. и 33 60-х гг. XIV в., кроме того непосредственно к чеканке Джанибека было отнесено 26 монет 751 г.Х., 31 - 752 г.Х., 40 - 753 г.Х. (Нудельман 1976: 140). В более поздней коллективной монографии А.А.Нудельман дает несколько иное соотношение медных джучидских монет середины XIV в. в Старом Орхее: от имени Джанибека 27 экземпляров 751 г.Х., 38 - 752 г.Х., 44 - 753 г.Х., анонимный чекан представляют 28 монет 751 г.Х., 106 - 752 г.Х., 53 - 753 г.Х., 4 - 760 г.Х., 19 - 761 г.Х. (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 81). Соотношение между медными монетами 752 и 753 г.Х. совершенно поменялось, но ни в монографии, ни в более поздних работах нам не встречалось развернутого объяснения этому явлению. Фактически А.А.Нудельман отказался от датировки большинства пулов с цветком 752 г.Х., которую выдвинул в своей ранней статье Л.Л.Полевой. Одновременно с этим А.А.Нудельман сохранил почти без изменений время массового появления джучидских монет в Старом Орхее: «со второй половины 40-х гг. XIV в.». (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 83). Таким образом частные изменения в хронологии монет не повлекли за собой глобальных исторических выводов.

В работах Н.Д.Руссева наблюдается зеркально обратная ситуация. Н.Д.Руссев в своих исследованиях вплоть до последнего времени использует информацию монографии 1981 г. (Руссев 1999: 197). Однако одновременно с этим данный автор относит время миграции золотоордынского населения в регион (предположительно принесшего с собой джучидские монеты) между 751 и 753 г.Х. (1350/1351 - 1352/1353 гг. от Р.Хр.), а функционирование городской культуры в Старом Орхее и Костештах 50-60-ми гг. XIV в. (Руссев 1990: 135; Руссев 1999: 149), то есть на 5 - 8 лет позднее, чем это предполагал А.А.Нудельман.
В связи с указанными противоречиями значительный интерес представляет мнение П.П.Бырни и Т.Ф.Рябой, которые попытались совместить две точки зрения. В частности они отмечают, что город на месте Старого Орхея начал существовать «примерно с конца 40-х гг.» XIV в. и пережил два периода расцветы, первый из которых относится к середине 50-х гг. XIV в. (Бырня, Рябой 1996: 20).

Различия в соотношении медных монет середины XIV в. в работах разных авторов возможно были вызваны плохим качеством чеканки и сохранности этих монет. В упоминавшейся уже нами коллекции Музея Института археологии и этнографии из 737 пулов с изображением цветка 414 экземпляров полностью стерты или не имеют даты, 7 достоверно датируются 751 г.Х., 41 - 752 г.Х., 185 - 753 г.Х. а 10 60-ми гг XIV в. Пулы с цветком сопровождают 13 монет с изображением двуглавого орла и более поздние чеканки 60-х гг. XIV в. Приведенные цифры вероятно могут быть уточнены при более подробном изучении медных монет с применением штемпельного их анализа. Разночтения в один год возможно не имеют принципиального значения, однако весьма показательны и позволяют предположить, что точкой отсчета для массового распространения джучидских монет в Старом Орхее были 1350-1353 гг. от Р.Хр. Одновременно указанные разногласия заставляют рассмотреть взгляды разных авторов на механизм появления золотоордынского города и джучидских монет на территории Старого Орхея.

Л.Л.Полевой, не рассматривая этот вопрос подробно, связывал появление золотоордынских городов в центральной части Днестровско - Прутского междуречья (Старого Орхея и Костешт) с целенаправленной деятельностью ханской администрации и практикой насильственного переселения, известной в Золотой Орде. (Полевой 1979: 30). Похожей точки зрения придерживаются и авторы коллективной монографии по Старому Орхею, которые связывают появление этого города с деятельностью хана Джанибека (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 89). Совершенно особое место занимает мнение Н.Д.Руссева, который попытался связать появление городов в центральной Бессарабии с эпидемией чумы, охватившей Европу в середине XIV в. По его мнению жители городов Поволжья бежали на западную границу Золотой Орды спасаясь от «Черной смерти» (Руссев 1999: 46-58). Перечисленные точки зрения достаточно оригинальны и обоснованны, однако необходимо отметить, что возможно они не противоречат друг другу. Влияние эпидемии чумы на процесс перемещения населения нельзя отрицать, но одновременно с трудом можно поверить, что подобное массовое передвижение налогоплательщиков могло происходить без санкции верховной власти. Окончательное решение данного вопроса станет возможно только в том случае, если будут найдены достаточно ясные письменные источники (например надписи на могильных камнях или памятные знаки в городе).

Появление на месте Старого Орхея золотоордынского города и массового обращения джучидских монет является важным моментом в его истории. Следующим по значимости и хронологии является вопрос об имени этого поселения и чеканке в нем монет. В Старом Орхее известно несколько типов золотоордынских монет возможно выпускавшихся на его территории или в ближайших окрестностях. Назовем наиболее вероятных кандидатов в хронологическом порядке по времени их чеканки: подражания пулам с цветком, монеты Шехр ал-Джедида и Янги-Шехра, подражания этим монетам, монеты типа «Костешты Гырля I и II».

Подражания пулам с цветком явно носят явно неоригинальный характер. Об этом говорят грубые, неразборчивые надписи и изображения, а кроме того относительно низкий вес монет. Место их чеканки точно не известно. Однако по нашему мнению оно располагалось на территории Бессарабии, возможно в Старом Орхее. Основанием для подобного предположения служит хронология притока оригинальных пулов с изображением цветка. Период их активного поступления в Бессарабию был очень коротким (Нудельман 1985: 108 и др.). Следовательно у авторов подражаний не было времени для их чеканки в городах Поволжья. Датироваться эти монеты могут временем после появления пулов с цветком в начале 50 - х гг. XIV века, но до начала чеканки монет Шехр ал-Джедида в 60-е гг. XIV в., которые пришли на смену серебряным и медным номиналам середины XIV в.

Подражания пулам с цветком отмечены еще С.А.Яниной в 1977 г. (Янина 1977: 208), но в более поздних работах эти монеты постепенно исчезли из историографии. Например в монографии о Старом Орхее отмечено «появление ряда локальных имитаций медным столичным эмиссиям» (Абызова, Бырня, Нудельман 1981: 84 - 85), но при этом в общем списке монетных находок они отсутствуют (там же, 81- 82). В обобщающей монографии А.А.Нудельмана похожая ситуация: бегло упомянуто о существовании «ряда локальных имитаций медных столичных эмиссий» (Нудельман 1985: 108), но нет ни подробного анализа этих монет, ни статистики их находок. В более поздних работах о монетном обращении и истории Бессарабии данная группа вообще не рассматривается или отождествляются с монетами типа «Костешты Гырля I и II». (Полевой 1988: 7-19; Руссев 1990: 119; Руссев 1991: 41-46, 60; Руссев 1999: 214).

Ключевые слова:
монет, монеты, более, чеканки, Узбека, медных, Старого, Орхея, Токты, Орхее, времени, Нудельман, Старом, этого, Руссев, достаточно, Золотой, Джанибека, пулов, Однако
Распечатать новость
Назад на главную
Отправить статью на:
Добавить на News2.ru Google slashdot YahooMyWeb Digg Technorati Delicious Забобрить эту страницу! Добавить на Newsland.ru Добавить на СМИ2 Добавить на RUmarkz Добавить на Ваау! Добавить на rucity.com Добавить в закладки МоёМесто.ru Добавить на Habr Добавить на Moi Novosti Добавить страницу к Mister Wong Добавить на Moikrug Добавить на Myscoop Добавить на 100zakladok Добавить на NewsGrad
Интересные новости:
  • Старый Орхей: монеты Янги-Шехра и Шехр ал-Джедида.Часть II
  • Калараш - клад из 272 монет.
  • Монеты феодальной Молдовы
  • Редкая серия молдавских городских монет XIV - XV в.



  • Награды
     Шерстов , 5 декабря 2008 16:09
    Жаль не мое…..
    ответить
     



    Награды
     Vinokurov , 5 декабря 2008 18:44
    Здравствуй! Спасибо за подаренные хорошие эмоции…
    ответить
     



    Награды
     Russkih , 8 декабря 2008 20:18
    поддерживаю тему
    ответить
     



    Награды
     Puzanov , 12 декабря 2008 15:51
    Спасибо за Ваш труд
    ответить
     



    Награды
     Bragin , 14 декабря 2008 02:45
    Пректастно!
    ответить
     



    Награды
     Turbin , 17 декабря 2008 16:50
    Очень благодарен!
    ответить
     



    Награды
     Gromov , 18 декабря 2008 21:49
    как говориться, Без пользы жить - безвременная смерть.
    ответить
     



    Награды
     Ivan , 20 декабря 2008 20:56
    Приятный у вас сайт
    ответить
     



    Награды
     Sadykov , 22 декабря 2008 19:52
    Круто, спасибо! ;)
    ответить
     



    Награды
     Щедров , 24 декабря 2008 04:17
    Хороший у Вас сайт, у всех бы такие были ...
    ответить
     



    Награды
     Аниканов , 27 декабря 2008 13:27
    И да прибудет с нами сила.
    ответить
     



    Награды
     музыкант , 4 января 2009 19:52
    Неплохо
    ответить
     
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить код



    {catcloud}
    XML - RSS | Sitemap | О проекте
    © 2008 | Rambler's Top100
    хостинг: HOSTER |
     
     
     
    Warning: Unknown: open(/tmp/sess_e40be64d9bf2371e106df7d90358c09d, O_RDWR) failed: Permission denied (13) in Unknown on line 0 Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct () in Unknown on line 0